Интернет-энциклопедия по пассажирскому транспорту Краснодарского края и республики Адыгея

Общественный транспорт Кубани и Адыгеи

Навигатор
Знаете ли вы, что…

 

Рекомендуем
 
Актуальный снимок
Нажмите для увеличения

Трамвайный вагон MAN обратимого типа у ворот Городского сада (109 КБ)

Новости транспорта

10 мая. С 1 июля в Со­чи бу­дет пре­кра­ще­но дви­же­ние авто­бу­сов по марш­ру­там №№18, 201, 203-212, 216, 218-219, 221-236.

15 мая. В Крас­но­да­ре с 16 по 18 мая с 8:00 до 20:00 авто­бу­сы марш­ру­тов №№1, 15, 31, 62, 75 бу­дут кур­си­ро­вать до ВКК «Экспо­град-Юг».

15 мая. В сто­ли­це Ку­ба­ни за­кры­ты авто­бус­ные марш­ру­ты №№19, 122а, 133а, 171а, 181а.

19 мая. С 29 мая авто­бу­сы, кур­си­ру­ющие по марш­ру­ту №93, бу­дут сле­до­вать в центр без заез­да в ми­кро­рай­он Ги­дро­стро­ите­лей.

20 мая. С 28 мая уве­ли­чи­тся стои­мость про­ез­да в обще­ствен­ном транс­пор­те Но­во­ро­ссий­ска.

22 мая. На Теат­раль­ной пло­ща­ди Крас­но­да­ра сос­то­ялась пре­зен­та­ция но­вых авто­бу­сов МАЗ-206.

Подробная информация

Живейные против трамвая: гонки на выживание

Марина Никишова
Статья из газеты «Краснодарские известия» за 30 июля 2002 года
Опубликована с разрешения автора

Живейным называли в старину городского легкового извозчика. Живейный в отличие от медлительного ваньки ездил быстро и брал недёшево. А ежели у кого возникала потребность перевезти что-нибудь тяжёлое и громоздкое, следовало нанять грузового извозчика — ломовика либо дрогаля.

Появлением городского общественного транспорта — гужевого, разумеется, — Екатеринодар обязан купцу первой гильдии Михаилу Калашникову: в 1873 году именно он взял подряд на мощение Красной, дотоле малопроезжей и почти непроходимой из-за громадных непросыхавших луж. Мостить предполагалось закубанским камнем, «желающих для перевозки» которого купец «вызывал» через «Кубанские областные ведомости». «Желающие», похоже, не заставили себя ждать, ибо уже в следующем году некий путешественник делился на страницах той же газеты (№48, 1874 г.) своими впечатлениями от пребывания в кубанской столице: «Если бы, впрочем, наши станичники… поинтересовались узнать что-нибудь о своём областном городе, то самой животрепещущей для них новостью будет начавшееся в Екатеринодаре мощение Красной улицы. Предполагается, как слышно, к концу этого года окончить это мощение, и тогда станичные жители могут возить в город свои продукты, не подвергаясь опасности увязнуть в тамошних уличных болотах… на главной улице появилось множество извощиков с дрожками, линейками и фаэтонами; на базаре (речь идёт о Старом базаре, что находился на месте нынешнего „сквера со слоном“ — М. Н.) пропасть дрогалей».

Ещё в конце 1871 года построил наш купец на главной екатеринодарской улице капитальное двухэтажное здание, предназначенное для общественного собрания — городского клуба. В собрании проводились вечера да концерты, имелся «кабинет для чтения», так что горожане с удовольствием посещали свой клуб. Тем временем у Калашникова дела не заладились. Дом, оцененный в 35000 рублей, пошёл с молотка, а работы по замощению Красной приостановились.

Как бы то ни было, город с проблемой справился: главная улица обрела каменную мостовую, и по ней из конца в конец засновали живейные да ваньки.

Царили они здесь недолго. В декабре 1900 года по «проспекту» — по Красной — начал ходить трамвай. Живейный, конечно, мчится куда быстрее движущегося по рельсам вагона, но ведь новое интереснее! Даже чиновники областного правления взяли моду ездить в присутствие на трамвае! Владельцы гужевого транспорта почуяли беду и забеспокоились не на шутку. Борьбу со злокозненными «бельгийцами» (екатеринодарский трамвай звали «бельгийским» оттого, что его строительством и эксплуатацией занималась бельгийская «Компания тяги и электричества») легковые отнюдь не прекратили. В 1905 году в Екатеринодаре появились первые автомобили. Некоторые из них предназначались для «пассажирского движения по найму». Спустя семь лет — в 1912-м — екатеринодарские автомобили всё ещё не могли соревноваться по популярности с фаэтонами. Зато трамвай по-прежнему оставался наипервейшим врагом легкового, да, пожалуй, и ломового извозчика: по Екатеринодару курсировали и пассажирские, и грузовые трамвайные вагоны.

Дабы осадить конкурента, лихачи регулярно обращались с петициями в Думу, управу и даже в областное правление.

Кое-какие права легковые для себя всё-таки отвоевали. Но права эти частенько оставались на бумаге: откажутся «бельгийцы» от прибыли — как же, жди!

Восемьдесят восемь лет назад областная газета (№151, 1914 г.) проинформировала читателей об очередной сшибке лихачей с трамвайщиками: «Общество легковых извозчиков гор. Екатеринодара обратилось к г. Начальнику области с ходатайством о понуждении бельгийского общества к выполнению договора о времени движения трамвая, которое установлено с 1 апреля по 1 октября с 7 час. утра по 11 час. вечера, а в период с 1 октября по 1 апреля с 8 час. утра до 9 час. вечера. Этого узаконенного договора бельгийцы не исполняют, производя движение далеко сверх установленного времени, чем и причиняется материальный ущерб извозчиков, лишая их заработка».

Извозчики боролись за свой достаток ещё года три — даже, кажется, бастовали. Потом случился октябрь 1917-го. Пропали и Дума, и управа, и областное начальство, и прижимистые бельгийские концессионеры; Екатеринодар сделался Краснодаром. А старенькие бельгийские вагончики всё сновали по Красной, и останавливался их бег лишь в годы второй мировой.

Трамвай перестал ходить по главной нашей улице в 1950-м (в ту пору Красная называлась проспектом Сталина). Легковые извозчики перевелись в городе ещё в довоенные времена. Что же касается симпатичного словечка «живейный», то его теперь нигде не услышишь — исчезло вместе с лихачами и ваньками.

Общественный транспорт Кубани и Адыгеи / Статьи / Живейные против трамвая: гонки на выживание